Библиотека для чтения

Вообще - то, нормативность не самая характерная для Эдельсона черта, ему часто хватало такта и ума, чтобы не навязывать свои принципы как божественный абсолют, как истину в последней инстанции, но ключевые, фундаментальные категории его эстетики - правда жизни, народность, фантазия - применялись им довольно жестко. Такими же категориями были еще гармоничность и «светлость» мироощущения,    понимаемые   как   антипод   разорванного сознания, сатирического отношения к жизни. Даже относительно гармоничная поэзия Фета воспринималась с этих позиций как недостаточно «эстетическая». В обзоре «Отечественных записок» за март 1854 года Эдельсон анализирует стихотворения Фета, сочувственно относится к ним, но указывает поэту, что есть для искусства высшая цель, «для достижения которой недостаточно передавать живо первые мимолетные поэтические настроения, но нужно доводить их до ясности и определенности, давать им созреть в душе до светлого и нормального чувства».

Писемский недолго возглавлял «Библиотеку для чтения». Издатель В, П. Печаткин пригласил на редакторский пост недавно появившегося на писательской и журналистской арене совсем еще молодого тогда П. Д. Боборыкина; контракт был заключен в начале февраля 1863 года. При новом редакторе Эдельсон занял ведущее место в критическом отделе. Боборыкин впоследствии дал ценный мемуарный очерк о новом критике:

«Писемский перешел в Москву к Каткову в „Русский вестник" и вскоре уехал из Петербурга. В качестве литературного критика он отрекомендовал мне москвича, своего приятеля Е. Н. Эдельсона.  Он мне нравился своим тоном, верностью своих оценок, большой порядочностью. Тогда я еще не знал, что он подвержен периодическому алкоголизму. Но я никогда не видел его в нетрезвом виде. И никто бы не подумал, что он страдал запоем, - до такой степени он выделялся своим джентльменством и даже некоторой щепетильностью манер.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru