Дух исследования

Так, но ко всему этому примешивается маленькая капля истинного яда, действительной злобы, и вот все это смешение принимает более или менее серьезное значение». Значит, фактически честным признается только «яд» Базарова, его «нигилизм».

«Для подббных людей, - заключает Катков цепь «обвинений» Базарова, - не безнравственное - безнравственно, а только впечатление презрительного и жалкого.  На мелкий обман не пойдет наш нигилист, потому что мелкий обман уронит его даже в собственном чувстве, в его самомнении; но на этот же обман, только в грандиозных размерах, он пойдет с полной готовностию, потому что обман в таких размерах будет чувствоваться им как сила».

Нигилизм, считает Катков, не заинтересован в познании истины, а только истина может дать ценность отрицанию и только истина может противопоставить отрицанию «силу положительных начал». Какую же позитивную программу противопоставляет Катков нигилизму? Довольно умеренную либеральную, довольно расплывчатую: «...наше время славится по преимуществу своею свободой и терпимостью, своею наукой, духом исследования и критики, не пренебрегающей ничем и ничего не предосуждающей».

Конечно, свобода, терпимость, наука, дух исследования -  очень хорошие программные лозунги, в чем - то они в самом деле характеризуют общий дух шестидесятых годов, но поразительно, что Катков, переходя к конкретному анализу положения в родной стране, становится сам нигилистом. Еще в статье о Пушкине он довольно пренебрежительно отзывался об уровне русского общественного сознания в пушкинскую эпоху, и теперь, применительно к России шестидесятых годов, оценки Каткова не только не изменились, но, пожалуй, еще негативно усилились: «Естественных наук у нас нет, и вообще нет никаких наук; наши юные химики, по замечанию г. Тургенева, не умеют отличить кислород от азота; наши журнальные физиологи в жизнь свою не бывали в анатомическом театре...».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru