Феноменология духа и эстетика

В университетские годы Эдельсон был активным и творческим слушателем лекций молодого профессора М. Н. Каткова, тогда еще живо интересовавшегося современной западноевропейской философией и умевшего увлечь студентов. Эдельсон под его влиянием глубоко изучил Гегеля, особенно его феноменологию духа и эстетику, и серьезно заинтересовался психологией Бенеке. Этот ныне почти совершенно забытый ученый в средней трети XIX века был весьма популярен в европейской культуре. В России Эдельсон стал самым ревностным бенекианцем. Отголоски бенекианской философии мы находим в статьях критика; из писем и воспоминаний его товарищей мы знаем, каким упорным пропагандистом Бенеке он был (впрочем, малорезультативным!). В начале 1850 - х годов он задумал, видимо, обширную работу о своем немецком учителе, где особенно подчеркивал естественно - научную направленность метода Бенеке, ясность и четкость идей, опытный характер науки. В архиве Эдельсона сохранилось несколько начальных рукописных листов этой работы (статьи?). Вряд ли она была закончена и напечатана.

Однако не следует Эдельсона представлять узким бенекианцем. Ему пошло в прок и изучение гегелевского наследия и Канта, и вообще хорошее знание немецкой гуманитарной культуры. Как многие мыслители, ищущие «золотой середины», да и по характеру, отличавшемуся «умеренностью и аккуратностью», Эдельсон был эклектиком, отбирающим в различных течениях общественной мысли рациональные, с его точки зрения, зерна; поэтому он мог и в материализме видеть ценные для науки начала, и в близкой ему теории «чистого искусства» занимать отнюдь не крайнюю позицию - об этом речь пойдет ниже.

Во второй половине 1840 - х годов Эдельсон был достаточно прогрессивным молодым человеком, как, впрочем, и близкие к нему А. Н. Островский и Т. И. Филиппов. Очень интересно в этом отношении письмо Филиппова к Эдельсону от 12 апреля 1847 года; «...мы любовались природой, которая совершала перед нашими глазами свою обычную эманципацию..


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru