Идея целостного природного организма

В первой статье Эдельсон философско-биологическую идею целостного природного организма, естественно развивающегося от зародыша к полному расцвету и затем к увяданию, организма, где тесно и гармонично взаимосвязаны целое и части, применил к жизни людей. Так, история народа истолковывается как органическое развитие, где каждый следующий шаг закономерен. Но если жизнь замкнутых обществ, например языческих, как и у биологических организмов, заканчивается старостью и смертью, то в христианском мире, где народы объединены в совместной цивилизации, стоит «принять за целый организм все человечество в его историческом развитии... и так как развитие целого человечества не имеет определенного, естественного конца, то и развивающееся начало должно быть вечное и бесконечное (какой противовес будущим идеям Н. Данилевского - Шпенглера! - Б. Е.) - следовательно, духовное». Ап. Григорьев, которому как основателю «органической критики» были очень близки идеи целостного организма, в то же время решительно не принимал гегельянской «бесконечности», ибо ратовал за «особное», местное, автономное. Эклектик Эдельсон, однако, развивал и такие идеи, под которыми Григорьев без колебаний подписался бы. Поклонники «всеотпи - рающего ключа прогресса», продолжает Эдельсон, рабски поклоняются сиюминутному факту, презрительно относятся «к живым сидам и требованиям народного духа, если они не успели еще пока найти себе место в сложившемся государственном механизме», зато поют панегирики «всепоглощающей силе централизации, австрийскому жандарму в землях славянских (намек на статью в либеральном журнале «Атеней» 1858 года. - Б. Е.), торжеству какой бы то ни было дисциплины над старыми обычаями и вольностями». Неожиданно Эдельсон забыл и гегельянство, и «чистое искусство» и вернулся к идеям «Москвитянина»!


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru