Литературный критик

Хороший популяризатор, особенно у нас в России, может принести обществу гораздо больше пользы, чем деловитый исследователь».

Даже в тяжелые николаевские годы, считает Писарев, когда «тип скучающих Печориных процветал в нашем отечестве», ученому - естественнику можно было успешно трудиться. «Белинский - натуралист, а не эстетик и не гегельянец, принес бы в десять раз больше пользы».

Именно этот комплекс возражений вел Писарева к «разрушению» эстетики: «Я немедленно постараюсь доказать читателю, что эстетика есть самый прочный элемент умственного застоя и самый надежный враг разумного прогресса». Дело, конечно, не в науке о прекрасном, а в ее объекте, в искусстве, которое для прогресса естественно - научных знаний имеет, по Писареву, весьма сомнительное значение. Еще в области литературы есть возможности пропагандировать передовые идеи, поэтому писатели - реалисты («реалисты» в более узком, писаревском, естественно - научном смысле) допускаются в мир прогресса, остальные - ни в коем случае: «Кто не реалист, тот не поэт, а просто даровитый неуч, или ловкий шарлатан, или мелкая, но самолюбивая козявка». Что касается остальных видов искусства, то здесь приговор еще более суровый: «Обо всех других искусствах: пластических, тонических и мимических, я выскажусь очень коротко и совершенно ясно. Я чувствую к ним глубочайшее равнодушие. Я решительно не верю тому, чтобы эти искусства каким бы то нибыло образом содействовали умственному или нравственному совершенствованию человечества».

Единственное исключение он готов сделать для живописи: для сочинений по естественным наукам нужны рисунки, для архитектуры нужны чертежи (В. Зайцев еще находил практическое применение для музыки: воодушевлять массы...).

Но для просветителя главным в области искусства остается словесное творчество как пропаганда определенных идей (потому лишь содержание заслуживает внимания, а от формы «требуют только, чтобы она не мешала содержанию»).


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru