Мировоззренческий диапазон ведущих сотрудников «Времени»  

Григорьев возмущался этими расхождениями, особенно уступками «теоретикам» и «утилитаристам» и непризнанием исторической роли славянофильства. А сам, в свою очередь, вызывал недовольство Достоевского своей абсолютной идеологической непрактичностью и несовременностью, увлечениями, крайностями. Парадокс заключался в том, что Достоевский вначале был более радикален в общем социально - политическом смысле, но Григорьев с его усиливающимся пафосом личностного начала, с его романтическим бунтарством объективно оказывался часто «левее» и радикальнее Достоевского, тем более что последний под влиянием обострения общественной борьбы, накала революционных страстей конца 1861 - го - 1862 года (особенно его потрясли пожары весной и листовки осенью 1862 года) стал заметно «праветь».

А с другой стороны, мировоззренческий диапазон ведущих сотрудников «Времени» был настолько широк, что крайние позиции занимались далеко за рамками группы «Достоевский - Григорьев». На правом фланге стоял несколько уклончивый эстетик - идеалист Николай Николаевич Страхов (1828 - 1896), постоянный, однако, в своем абсолютном неприятии материалистических идей «Современника» и «Русского слова», а на левом - Алексей Егорович Разин (1823 - 1875). Этот сотрудник скорее должен был бы попасть в круг идеологов «Русского слова», если бы не его любовь к литературе и искусству. Выходец из крепостных крестьян, он упорным трудом, самообразованием, особенно в области естественных наук, достиг уровня универсального специалиста: будучи учителем русского языка и литературы, автором учебника, он в то же время написал много популярных статей и книг для юношества по химии, физике, биологии, истории. А учебник его - «Мир божий», якобы пособие по русскому языку для приготовительных классов военно-учебных заведений, - стал фактически сводом знаний, первой энциклопедией для малышей. Эпиграф к книге: «Знание есть сила».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru