Многое близкое к своим идеалам

В противовес уже установившемуся мнению (исходящему, главным образом, от Белинского) о том, что новая русская литература представляет собой борьбу сатирически - отрицательного направления с риторически - подражательным, Соловьев декларирует «третий путь»: «...у нас давно уже существует и развивается третье направление - художественно - творческое, самобытно деятельное, представителями которого являются все крупные таланты». Кстати сказать, Соловьев не любил сатиру, определял ее как голое отрицание без положительного фундамента и протестовал против зачисления Гоголя в сатирики: «...хоть карандаш его и черен, бумага зато бела - он верил в достоинство природы человека и был юмористом в лучшем значении этого слова, смеялся сквозь слезы, по его выражению. Гоголь изображал не положительное отсутствие достоинств, а опошление, измельчение их». Как видно, юмор для критика, в отличие от сатиры, содержит в себе веру в светлые начала жизни. Эти начала больше всего и привлекали внимание Соловьева, а у Гончарова и Л. Толстого он и в самом деле мог найти многое близкое к своим идеалам.

Гончаров - один из любимых Соловьевым писателей. Еще в относительно ранней своей статье «Вопрос об искусстве» (1865) критик подробно анализирует «Обломова», постоянно полемизируя с Добролюбовым. Он согласен с революционным демократом лишь относительно самой главной черты героя: «...ни один из наших недостатков не изображен такою сильною рукою, как апатия и лень, а в них - то и зародыш всякой отсталости и узкого консерватизма». Нелепо поэтому изображать Соловьева в виде защитника реакции. Суть расхождения в другом. Добролюбов, исследуя причины обломовщины, выдвигает на первый план современные социальные условия, крепостническую систему и т. п. Соловьев же главное зло видит в более общих чертах, в национальной психологии, в преклонении перед иностранцами.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru