Национальный пафос

Стремление Каткова к публикации в «Русском вестнике» фундаментальных научных трудов вылилось в области музыковедения в помещении во второй половине 1860 - х годов двух обширных исследований: А. Н. Веселовского «Музыка у славян», вторая часть которого целиком посвящена русской музыке (автор призывает искать таланты в глуши, записывать и издавать народные песни, развивать народную музыкальную культуру) и, в особенности, Г. А. Ларо - ша «Глинка и его значение в истории музыки», где утверждалась национальная самобытность таланта Глинки, его народность; автор выступал против программной музыки, против германского засилья, против Листа и Вагнера, считал, что наши залоги будущего - «народная песня и Глинка».

В этих призывах и отрицаниях сквозь национальный пафос проглядывала консервативно - традиционалистская подкладка. В статье «Историческое изучение музыки» Г. А. Ларош, обозревая многовековое развитие музыкальной теории, проповедует уже сложившиеся, застывшие системы и очень враждебен к новаторству: «...пред этой исторической системой музыки склонятся во прах и теперешние разрушительные и отрицательные стремления в музыке, сотрутся и исчезнут революционные учения, распространение и обаяние которых обратно пропорционально значению истории».

Меньший разнобой, но тоже с наличием важных оттенков, наличествовал в изданиях Каткова в художественной критике - то есть в критике по отношению к изобразительно несовместимо с идеалом богини». Прямо как классицизмом воспитанные старцы, возмущавшиеся на премьере драмы В. Гюго «Эрнани», что король по - бытовому спросил: «Который час?»

К этому кругу «умеренных» примыкал и Ф. И. Буслаев, бывший в 1860 - х годах активным сотрудником не только «Отечественных записок», но и изданий Каткова. Программная, обобщающая его статья «Задачи современной эстетической критики» была опубликована именно в «Русском вестнике».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru