Не исторический роман

Как и раньше, в статье подчеркнуто преобладает индивидуальное «я» критика. Начиная с подзаголовка: «Посвящается моему лучшему другу - моей матери В. Д. Писаревой» - и первых слов текста: «Мне кажется.  Я не думаю...» - и вплоть до последнего предложения статьи («После всего, что я говорил выше...») нам как бы стократно, тысячекратно навязывается личное мнение Писарева. Но это не совсем так. В статье исподволь возникают значительно более крупномасштабные, фундаментальные понятия («общество», «общественное мнение», «народ» и т. п.), с которыми сравниваются, на которые обращаются личные мнения. Великий Гете осуждается за пренебрежение интересами общества, человечества ради своих субъективных вкусов, а руководящей идеей реалиста оказывается, наоборот, «идея общей пользы или общечеловеческой солидарности».

Как и раньше, Писарев пропагандирует гедонистические принципы: важно «уменьшить массу человеческих страданий и увеличить массу человеческих наслаждений». Но если ранее наслаждение мыслилось как индивидуальное занятие в часы отдыха, то теперь все поворачивается иначе: отдых, действительно, индивидуальный акт, но когда человек работает, то он принадлежит обществу, а для мыслящего реалиста умственный труд - «сильнейшее наслаждение», так что наслаждение гармонически соединяет личное удовольствие и общественную пользу (возможности насладиться творческим физическим трудом Писарев, видимо, не предполагает; вообще критик довольно категорически заявляет, что «реалистами могут быть в настоящее время только представители умственного труда»). Так постепенно происходит переакцентировка: вместо прежнего наслаждения у современного Писарева, у современного «реалиста труд стоит на первом плане».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru