Нелюбовь Соловьева к «отрицателям»

В. С. Нечаева относительно подробно рассмотрела полемику Соловьева с Писаревым; из сопоставления видно, что Соловьев еще подбирал выражения в полемике, а Писарев совершенно не стеснялся и награждал оппонента такими определениями: «убогий сотрудник», «тупоумный сотрудник», «один из новейших мудрецов «Эпохи», попавший в эту журнальную богадельню из губернии». Ясно, что подобный накал страстей никак не способствовал взаимопониманию.

Нелюбовь Соловьева к «отрицателям» часто слепила его и приводила к искаженным толкованиям позиций и суждений противника. Например, он совершенно не принимал диссертации Чернышевского; в формуле «прекрасное есть жизнь» усматривал культ настоящей минуты и тем самым - равнодушие к будущему и консерватизм мышления. Объяснение, конечно, совершенно ошибочное, уж Чернышевский - то никак не апологетизировал настоящее и весь был устремлен в будущее. Соловьев умудрился совершенно не заметить уточнений Чернышевского, ведь он после тезиса «прекрасное есть жизнь» добавлял: «какою она должна быть по нашим понятиям». То есть прекрасное непосредственно связывалось с идеалом, с будущим... А Соловьев постоянно усекал формулу Чернышевского и подробно ее опровергал в различных аспектах, например доказывая, что реальная жизнь представляет собой сложную смесь «красоты и безобразия». Как будто Чернышевский любую жизнь называл прекрасной! Наверное, не очень внимательно читал Соловьев и роман «Что делать?», естественно, абсолютно чуждый ему по духу: он понял роман таким образом, что Вера Павловна любила не только Лопухова и Кирсанова, но и Рахметова....

Уйму натяжек и искажений допускал Соловьев и при трактовке статей Добролюбова. Отдавая дань его таланту, он в конкретных анализах мог, например, похвальные отзывы Добролюбова об образах Паши («Бедная невеста») и Любима Торцова («Бедность не порок») истолковать как данные «с целью доказать, что только развращение женщины и падение мужчины и могут служить выражением нравственной чистоты в нашем обществе». Добролюбов якобы старался «заслонить» собою писателя, у Добролюбова «неискренно суровый взгляд», у Добролюбова - «зависть» к Пирогову и т. д. Что может быть более непохожим на реальные качества Добролюбова как критика и как человека?!


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru