Николай Александрович Рамазанов

Важными публикациями в «Современной летописи» 1863 года были статьи кн. В. Ф. Одоевского о Р. Вагнере, который с успехом гастролировал в Петербурге и Москве как дирижер, исполнявший с оркестрами и певцами главным образом свои произведения. Смысл этих статей, как и параллельно написанной Одоевским статьи для газеты «Наше время», - «в противопоставлении настоящей, глубокой музыки Вагнера (а вместе с ним - Глюка, Моцарта, Вебера, Бетховена, русских народных напевов, опер Глинки и Даргомыжского) новейшей модной итальянской музыке, обвешанной, по выражению Одоевского, звонками и бирюльками». Одоевский всегда пропагандировал серьезную музыку и всегда более чем прохладно относился к итальянской опере. Но Одоевский, верный романтически утопическим идеалам своей молодости, и в 1860 - х годах воспевал знаменитую оду Шиллера, включенную Бетховеном в Девятую симфонию: «В музыке мы видим зарю - провозвестницу той эпохи, о которой мы иногда позволяем себе мечтать, - эпохи любви, соединяющей все человечество, без различия народностей, когда утихнут раздоры, враждебные страсти и человечество сольется в одну общую гармоническую семью» статья «Рихардму искусству. Здесь главными деятелями выступали два борца за национальное, самобытное искусство, но понимали его каждый по - своему.

Николай Александрович Рамазанов (1815 - 1867), известный скульптор, академик, профессор Московского училища живописи, ваяния и зодчества, покровительствуемый царской семьей, оказался в изданиях Каткова весьма плодовитым искусствоведом, мемуаристом, рецензентом. Он ревниво защищал интересы отечественных художников, сетовал, что Общество любителей художников агитирует на своих выставках за продажу картин иностранцев, а «картина с русским содержанием молодого даровитого Верещагина осталась некупленного». Но будучи всю жизнь связанным с Академией художеств, Рамазанов в условиях шестидесятых годов выглядел несколько консервативным в своих эстетических вкусах.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru