Общие принципы Дудышкина

Север не балует человека красотою внешних форм; северная природа рано заставляет трудиться, думать и больше уважать нравственное достоинство, душу, нежели физическую красоту».

Дудышкин, разумеется, требовал естественности и жизненности в искусстве: «Ни повесть, ни роман не могут нравиться публике, если в них нет жизни действительной», неоднократно развенчивал романтические произведения, «призрачные создания фантазии, не касавшиеся и кончиком пальца до той живительной почвы, которая называется действительностью». Пейзаж важен для критика в соотнесении с крестьянским бытом; « ... мы начали изучать свою природу только тогда, когда обратились к жизни народной, простой. Описания природы начали нас занимать, потому что посреди этой природы идет своим чередом жизнь, которая нас интересует».

Но в трудах критика встречается много несоответствий, даже в пределах одной статьи. Несомненно, Дудышкин «идеологизировал»   искусство   и   пренебрегал   «художественностью», как зыбкой категорией. Он так, например, начинает анализ стихотворений Н. Д. Хвощинской: «Мы не понимаем той абстрактно - художественной оценки произведений, которая в стихе ищет художественности». А несколькими строками ниже: «В женском таланте всегда есть свои оттенки, составляющие грациозную сторону его, оттенки, которые, может быть, были бы сочтены за недостатки ума мужского; но без этих оттенков талант женщины не может существовать, как сердце ее без таинственности». А еще через два года таинственность станет достоинством и мужского таланта. Вот что писал Дудышкин о творчестве Фета,  у  которого  «самые  неопределенные  стихи»:  «...какой смысл ни давайте этим очаровательным стихам, они всегда будут заключать в себе что - то необыкновенно ласкающее слух». Впрочем, через месяц критик советует читать Фета после обеда, приятно дремля на диване, и противопоставляет ему Некрасова, чей стих «часто жесток своею определенностью, но зато и характер поэзии делается яснее.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru