Основной авторитет в философии

И в конце двойного апрельского номера «Библиотеки для чтения» появилось довольно странное объявление «От редакции»: «Наш постоянный с 1863 года сотрудник по редакции Е. Н. Эдельсон просит нас объявить, что с марта нынешнего года он по (домашним) обстоятельствам не принимает участия...» и т. д. Так случилось, что эти строки оказались заключительными в последнем перед смертью номере журнала...

После этого Эдельсон недолго участвовал в 1866 году в другом журнале, еле влачившем свое существование, - в «Отечественных записках», а в 1867 году во вновь открытом журнале «Всемирный труд» (его организовал энергичный, но консервативный и потому малоудачливый в ту горячую пору журналист М. А. Хан). В первых трех номерах журнала Эдельсон напечатал обширную статью «О значении искусства в цивилизации», своеобразный обобщающий отклик На выход в 1865 году эстетического манифеста Прудона, второго издания диссертации Чернышевского и на бурные споры вокруг этих книг. Таким образом, и Эдельсон выступил со своим эстетическим трактатом, который как бы завершал его жизнь и творчество. Он, видимо, придавал ему большое значение, если после журнальной публикации решился выпустить его еще отдельной брошюрой под тем же названием.

В философском отношении автор по-прежнему остается гегельянцем; основной авторитет для него и в философии, и в эстетике - Куно Фишер, на труды которого он постоянно ссылается. Но Эдельсон, как и в последних своих критических статьях, постоянно вырывается из объективных гегелевских конструкций в мир субъективного идеализма, акцентируя личностное начало творца - художника: «Человеческое «я» и объективная внешняя природа, по крайней мере какою она нам представляется, суть в одинаковой степени результаты деятельности нашего духа... впечатления составляют единственный материал, из которого как выработываем мы сознание своей личности, так и строим всю объективную вселенную».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru