Позитивные начала

На последних страницах своей рецензии критик воистину поет гимн образу Татьяны Марковны Бережковой: «Подобно всем лучшим представителям или идеалам русской женщины, в ней тоже была эта чуткость совести, этот избыток глубоконравственного стыда, который делает женщину, во имя привязанности к роду, к детям, к будущему поколению, - консерватором в любви. Это племенное чувство, попросту называемое родственным, и есть основа характера Татьяны Марковны». Соловьев в образе бабушки видит символ соединения старого и нового, отрицание «поколений» как противостоящих друг другу, оправдание жизни, которая «не терпит ни перерывов, ни остановок». Статья является как бы поэтическим гимном роману; недостатком его критик считает лишь большую растянутость.

Почти таким же дифирамбом можно считать и статью Соловьева о «Войне и мире», хотя замечаний и упреков критика по адресу Л. Н. Толстого значительно больше, чем по отношению к Гончарову. Соловьев решительно оспаривает идею исторического фатализма, протестует против апологии слепой случайности. «Как крайний материализм, так и крайний мистицизм поэтому одинаково парализует волю, потому что ослабляют значение инициативы». Критик восхищался образом Каратаева, но упрекает Л. Толстого за «устранение народа из общего плана картины». Нелюбовь Соловьева к дисгармоничному, тяжелому в жизни проявилась в легком упреке автору за выведение в число центральных образа княжны Марьи Болконской, а нелюбовь к сатире - за образ Сперанского. В целом же статья - восторженный отзыв о романе.

Соловьев воспринимает роман как апофеоз мира (автор, подчеркивает критик, даже в военных сценах ищет бытовые, «мирные» картины) и разоблачение войны. Соловьев в свете своих гуманистических и гармонических принципов, естественно, ненавидит войну как разрушительницу дорогих ему мирных интересов, и прежде всего -  семьи: «...развивая в человеке свирепые инстинкты и против общественные стремления, она ломает в них принципы.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru