Прекрасный знаток иконописи

Ему такие сотрудники были предпочтительнее не только Стасова, но и Ра – Мазанова зоре «Заметки о выставке в Академии художеств» требует свободы выбора тем и форм, выступает за развитие оригинального отечественного искусства против ложноклассицистских правил, против заранее навязанных программ картин. Вот тут - то и проявились разногласия. Н. А. Рамазанов под псевдонимом «Художник» выступил с полемической статьей: защищал от упреков академию (она ведь породила Иванова и Федотова!) и очень кисло отзывался о современной молодежи как о невежественной и радикальной: «...в картины исторического и религиозного содержания стали вносить такую живую действительность, при которой в них не встретишь и следов истории и Священного писания». Полемика продолжалась и в следующих номерах «Современной летописи», Рамазанов еще больше усилил критику «натурализма» и «эротики» современной живописи.

В целом в изданиях Каткова академизм отнюдь не поощрялся, в большой статье Д. В. Григоровича «Картины английских живописцев на выставках 1862 года в Лондоне» тоже звучал бунт против навязывания ученикам норм и программ; автор радовался, что, «слава богу, пришел, кажется, конец условно - прекрасного и условно - правильного». Но, с другой стороны, стремительное развитие реализма в изобразительном искусстве вызывало у критиков настороженность и даже осуждение. В «Заметке по поводу художественной выставки», подписанной «Н. Г.» и принадлежащей, как справедливо предполагает исследователь Н. Ю. Зограф, известной сотруднице «Современной летописи» Н. П. Грот, велась полемика с положительной трактовкой «Тайной вечери» Ге, данной А. И. Сомовым в «Санктпетербургских ведомостях»: «...низводить религиозные сюжеты до степени жанра кажется нам делом чересчур смелым. Г - и Ге, по мнению своего рецензента, «внес новую струю в нашу русскую живопись» и «шагнул далее Иванова на пути к свободе стиля». Но не шагнул ли он уж слишком далеко, опять-таки не справившись с Евангелием?».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru