Принципы «чистого искусства»

А сам Катков решительно отказывается употреблять термин «язык», принципиально говоря: «малороссийское наречие»; в статье «Несколько слов в ответ г. Костомарову» Катков прямо заявил: «Сепаратисты какого бы то ни было свойства, размаха и цвета всегда будут встречать в нас противников самых решительных». Костомаров тогда публично упрекнул Каткова, что «Русский вестник» в 1861 году совсем иначе, то есть положительно, смотрел на украйнофильство; Катков в статье «По поводу объяснений г. Костомарова» вынужден был согласиться, что прежде он был снисходителен.

А на закате 1860 - х годов «Русский вестник», отражая довольно широко распространившиеся идеи русских панславистов, пойдет еще дальше: в статье П. К. Щебальского «Прежний и нынешний панславизм» доказывалась централизующая роль русского языка не только для восточных славян, но и для западных; автор призывал создать «всеславянскую литературу», а языком ее должен был стать русский; славянские народы призывались «вступить в умственное общение с Россией и усвоить ее литературный язык».

Так подтачивались принципы «чистого искусства». Трещины объявлялись и при малейших переходах от общеэстетического анализа к рассуждениям на этические темы. Онегин, по Каткову, - «пустой фат, а впрочем добрый малый, из которого могло бы выйти что - нибудь и более путное, чего уж никак нельзя сказать о преемнике его, Печорине. Онегин еще только может быть Печориным, но может быть и чем - нибудь другим, а в герое Лермонтова вполне назрело нравственное ничтожество и загрубело в непроницаемом эгоизме». Тем самым Катков в своей ненависти к Печорину смыкался с кругом «Отечественных записок», с Краевским, Дудышкиным, Галаховым. Недаром Катков приголубил Галахова, поместил в «Русском вестнике» (1858) его статью «Лермонтов», где на протяжении почти всего текста вершился нормативно - этический суд над героями писателя и даже над ним самим.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru