Раскол в нигилистах

В целом же публицисты журнала уповали не на общину, а на естественно - научный прогресс в этом они все объединялись. А такой пафос, исходящий от позитивистских и вульгарно - материалистических основ мировоззрения, закономерно вызывал у публицистов настороженное отношение к искусству и к его самоценности, начиная с сужения места, уделяемого в журнале художественным произведениям и критическим оценкам литературы и искусства, и кончая общетеоретическим походом против «эстетики», хотя в самом этом походе тоже была своя эстетическая платформа.

В том споре, который возник в 1863 - 1865 годах между «Русским словом» и «Современником» и который Достоевский ядовито и удачно назвал «расколом в нигилистах», чуть ли не главную роль играли вопросы искусства, хотя за ними стояли и более глубокие мировоззренческие различия. Уже в первом выпаде против «Современника», в статье «Перлы и адаманты русской журналистики», Зайцев упрекал редакцию в упадке сатирической остроты, гражданственности в произведениях «Свистка» по сравнению с добролюбовскими номерами этого приложения к «Современнику», а когда Щедрин в очерковой хронике «Наша общественная жизнь» стал едко издеваться над пафосом науки у публицистов «Русского слова», над их оторванностью от практики жизни, над общественно - политическим сектантством («зайцевская хлыстовщина»), то оппоненты ответили статьями Зайцева «Глуповцы, попавшие в „Современник"» и Писарева «Цветы невинного юмора» (там же); в последней статье тоже, как и в «Перлах», шла речь об уровне сатиры Щедрина, об ее якобы беззубости, о направленности на вчерашнее зло, на крепостное право (что было объективно совершенно несправедливо; другое дело -  Щедрин допускал выпады против утопических иллюзий «нигилистов», в том числе и против розовых картин будущего общества в четвертом сне Веры Павловны из романа Чернышевского «Что делать?» здесь было реальное основание для спора).


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru