Роль мысли в искусстве

История литературной и художественной критики «Русского вестника» великолепно демонстрирует и этот неумолимый путь к реакции, и в то же время сложный эклектизм воззрений Каткова той поры. Самые крупные труды самого Каткова на литературно - эстетические темы - это два цикла статей: большая, из шести разделов, статья «Пушкин», опубликованная в трех номерах журнала и дилогия об «Отцах и детях» - «Роман Тургенева и его критики» и «О нашем нигилизме по поводу романа Тургенева». Статьи эти характеризуют разные периоды деятельности Каткова, но в чем - то они связаны общей системой взглядов автора, системой текучей, меняющейся, эклектичной, но имеющей и фундаментальные «инвариантные» основы.

Значительно мощнее, чем другие либералы или консерваторы, Катков утверждает роль мысли в искусстве, хотя и оговаривается, вослед Гегелю и Белинскому, что «художник представляет мысль в образах». Однако образность не дает основания для многозначного истолкования искусства: «Истинная поэзия должна столько же отличаться своего рода точностию, как и математика; вся сила поэзии основана на этом качестве, по - видимому, вовсе не поэтическом. Точность поэтического выражения заключается в том, что оно производит то, а не другое впечатление, и производит его во всей чистоте и силе».

Очень важна и глубина мысли, проникающей в предмет. Любое явление «может быть .художественно воспроизводимо только такою мыслию, которая не останавливается на поверхности вещей и способна видеть каждое явление в его сущности, при свете идеи, в глубокой, обширной и сложной связи, дающей ему интерес для разумения».

В основе и науки, и искусства лежит истина, разница же между ними заключается в том, что наука посвящена «общему», а поэзия - тому, «что брошено первым как случайное». Здесь уже больше влияния Вал. Майкова, чем Белинского.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru