Русский театральный репертуар

Три с половиной года, с февраля 1861 - го по август 1864 года, он регулярно, с очень редкими исключениями, вел в этом журнале фельетон. Название его, очевидно, заимствовано из «Писем темных людей» немецких гуманистов, сатирических очерков, направленных против средневекового мракобесия.

«Дневник Темного человека» напоминал фельетоны И. И. Панаева в «Современнике» («Заметки Нового поэта») по калейдоскопу событий и фактов, окрашенному легкой иронией, с подспудным демократизмом, а также по включению в фельетонную прозу стихотворных очерков, эпиграмм, пародий; Минаев даже еще сильнее насытил свой «Дневник» стихами. Касался он и литературы, и искусства, но все это мелькало, теснилось, одни темы сменялись следующими, почти не остановив внимания на предыдущих. Попадали в этот калейдоскоп и музыкальные вечера, и театральные постановки, но тоже без особого углубления сатирика в их суть; иногда стихотворный очерк о театральной постановке превращался скорее в виртуозный набор экзотических рифм (на последнее, рифмующееся место в строках выставлялись фамилии иностранных артистов), чем в анализ содержания пьесы.

Русский театральный репертуар более часто попадал в сферу внимания Минаева - фельетониста, главным образом в качестве мишени для эпиграмм. Например, в «Дневнике Темного человека», опубликованном в февральском номере «Русского слова» за 1864 год, помещены эпиграммы на пьесы В. А. Дьяченко, А. И. Пальма, Ф. Н. Устрялова, других второстепенных драматургов, а в заключение этой подборки следует такой текст:

«Памяти артистов, игравших в «Доходном месте» Островского.

Когда вы здесь играли вместе,

У всех бродило на устах:

Друзья! ведь вы в «Доходном месте»

Не на своих совсем местах. Мир праху вашему, почившие дети русской драматической музы!.. Спите и не просыпайтесь даже к будущему сезону».

Минаев, видимо, выражал общее настороженное отношение круга «Русского слова» к русскому репертуару вообще и к драматургии Островского в частности.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru