Современная русская литература

Художник подозревается в умственной и физической неполноценности: «...самая художественность натур зависит от ненормальности в их организации»; у поздних Гоголя и Гейне Зайцев находит «идиотизм»; по крайней мере, в «поглупении» Гейне критик видит одну из причин обращения его к иудаизму и иезуитам.

Историко-литературные оценки поражают своими крайностями. Державин - «калмыцкий божок»; Пушкин и Лермонтов - «мелкие и жалкие личности», таковы же и их Онегин и Печорин. Особенно достается Лермонтову, у которого Печорин - «разочарованный идиот», а Арбенин в «Маскараде» - «раскаявшийся шулер». В этих оценках Зайцев предварил и «перегнал» Писарева. Правда, отдельные отзывы критика звучат несравненно более исторично, например рассуждение о том, что после 1812 года русская литература «произвела четырех великих деятелей»: Пушкина, Грибоедова, Гоголя, Белинского, или характеристика «Евгения Онегина» как «создания русской жизни», но такие высказывания тонут в антиисторичных «нигилистических» эпитетах. Зайцев и здесь выступает как публицист, ненавидевший либеральный или почвеннический лагери, пытавшиеся защищать русскую классику. Заодно от Зайцева доставалось и классикам мировой литературы. Байрона он еще как протестанта против современного «общества» признавал, а к Гете, например, относился не менее пристрастно, чем к Пушкину, считая, что в его жизни и творчестве «за проявлениями могучего гения» скрывается «поповская, деспотически - буржуазная личность».

Пристрастен был Зайцев и к современной русской литературе. Тютчев - плох, старомоден, представляет допушкинский и догрибоедовский период. Фет, как публицист враждебного лагеря, еще более враждебен, тем более что и поэзия его очень чужда идеалам критика.

Исключением стал для Зайцева Некрасов, «поэт - мыслитель», поэт - протестант; единственный русский поэт, который назван критиком «народным».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru