Спокойная разновидность «лишнего человека

Теперь Дудышкин дифференцированно относится и к характеру «лишнего человека». «Хищный тип» (пользуясь терминологией Ап. Григорьева) осуждается, особенно образ Печорина. Истоки «односторонне - отрицательного» отношения Лермонтова к действительности критик видит во влиянии поэзии Байрона (в свою очередь отразившего европейские бури конца XVIII - начала XIX века) и в условиях николаевского режима: «Не ума требовало общество от образованного человека, а выполнения заведенного порядка; между тем этот заведенный порядок считался гнилым сверху донизу». Между прочим, Чернышевский ценил эту статью Дудышкина, так как тот подчеркивал «отрицательное» у Лермонтова, как следствие николаевской эпохи: «Г. Дудышкин очень верно изобразил многое из того, что таилось в нем [Лермонтове] под тогдашним байронизмом почти всех порядочных людей».

Но Дудышкин, осудив действительность, тем не менее главный акцент сделал на чисто литературном влиянии английского поэта: «...в Печорине больше характера Байрона, нежели русского офицера», и потому «Печорин теперь принадлежит к самым слабым созданиям Лермонтова».

Зато «спокойная» разновидность «лишнего человека», особенно тургеневские типы, явно возвышается в глазах Дудышкина по сравнению с 1857 годом. Уже в рецензии на «Тысячу душ» Писемского критик сочувственно говорит о героях повестей Тургенева, которые «лучше готовы ничего не делать», чем делать добро сомнительными способами. А три года спустя и Рудин будет почти реабилитирован: «Мы помним появление Рудина, этого последнего из могикан той западной образованности, которая так много принесла нам общих взглядов, человеческих чувств, борьбы за гуманные стремления, отвлеченную любовь к добру и родине». Хотя и «отвлеченная», нелюбовь, это лучше ненависти.

Вообще, Дудышкин перед самыми накаленными 1861 и 1862 годами все еще пытался ратовать за примирение, уповать на изживание споров: «Мы бросаем в сторону всякую полемику, которая не имеет ничего литературного. „Отечественные записки", по крайней мере, всегда старались избегать ее, если можно было говорить о чем-нибудь более достойном, нежели личности и темные намеки».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru