Степан Степанович Громека

Эта группа сотрудников, а также примыкавшие к ним К. К. Арсеньев, Н. И. Костомаров, А. П. Щапов, определяли в первой половине 1860 - х годов социально - политическое лицо «Отечественных записок». Они решительно выступали не только против остатков феодальных отношений, но и против катковской линии в журналистике, даже против наиболее благородного его варианта: теории государственного начала, централизации управления, проповедовавшейся Б. Н. Чичериным. В ответ на программную статью Чичерина (Московские ведомости, 1861, № 238) К. Н. Бестужев - Рюмин опубликовал критику: «Историческое и политическое доктринерство в его практическом приложении». В других статьях того же автора, а также его соратников, довольно откровенно формулировалась и политическая программа «Отечественных записок»: федератизм, общинность, земское самоуправление, свобода личности.

В анонимной рецензии (автор - Бестужев - Рюмин?) на «Историю крестьянской войны в Германии...» В. Циммермана высказывались воистину добролюбовские идеи: «...стремление к свободе и самостоятельности, а также к правде и справедливости до того врожденны человеку, что даже самые тяжкие угнетения и самые вопиющие, в продолжение столетий, разрушения прав человеческих не могут вполне изгладить воспоминания о них в сердцах людей».

С. С. Громека и Н. В. Альбертини были связаны с Герценом и Огаревым; Громека одно время намеревался эмигрировать в Лондон для участия в издании «Колокола»; Огарев уговаривал Альбертини прекратить споры с «Современником» и'соединиться с Чернышевским. Но Огарев, видимо, не ощущал всей пропасти, которая разделяла либералов, даже «левых», и демократов: руководители «Отечественных записок» были такими же решительными противниками революции и народовластия, как и бюрократического централизма.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru