Темы литературы и искусства

В контексте рецензии о Карамзине последняя фраза может быть истолкована как намек на Радищева.

В целом Благосветлов всегда был откровенным западником, достаточно высокомерно относившимся к русской культуре; с молодых лет он был противником славянофильства, еще в письме от 24 декабря 1855 года он поучал М. И. Семевского: «Я уважаю истинную народность, основанную на просвещении... и от всей души презираю народность варварскую, которую навязывают нам славянофилы. Какое право они имеют унижать Европу, которая стоит выше России в умственном и нравственном отношении, потому что Россия позднее ее выступила на поприще образования?»

В этом же письме Благосветлов сближает со славянофилами А. Н. Островского и противопоставляет ему как более перспективного драматурга А. В. Сухово - Кобылина (только что появилась «Свадьба Кречинского»). Негативное или, по крайней мере, весьма сдержанное отношение к творчеству Островского будет характерным вообще для круга сотрудников «Русского слова».

По довольно узкому ряду статей и рецензий Благосветлова в этом журнале на темы литературы и искусства можно все же относительно четко реконструировать его представления о сущности -  художественного творчества, которые в основных чертах сохранили его принципы, заявленные в 1850 - х годах. Наиболее концентрированно его теоретические воззрения воплощены в статье «Виктор Гюго и последний роман ,,Les Miserables" („Злосчастные")».

«Первобытный художник», говорит Благосветлов, действовавший в эпоху народного невежества, далек от идейности, от мысли, он творит «для звуков сладких и молитв», но когда народное мировоззрение становится более проясненным, то происходит сближение поэта и мыслителя, Для обоих источником творчества является жизнь, оба стремятся «к объяснению этого мира».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru