Усиление общественной борьбы

Лишь к 1858 году назреет серьезный конфликт революционных демократов с либералами, и Чернышевский о герое тургеневской «Леи» скажет жестко: «Мы не имеем чести быть его родственниками; между нашими семьями существовала даже нелюбовь». Тогда отпадет и необходимость противопоставлять Рудина его предшественникам. Добролюбов в статье «Что такое обломовщина?», возможно вспоминая спор Чернышевского с Дудышкиным, вернется снова к галерее «лишних людей». Как бы корректируя полемическую односторонность Чернышевского, Добролюбов акцентирует именно сходство «лишних людей», начиная от Онегина и кончая Рудиным и Обломовым: «...над всеми этими лицами тяготеет одна и та же обломовщина, которая кладет на них неизгладимую печать бездельничества, дармоедства и совершенной ненужности на свете». Но здесь, конечно, нет никакой солидарности с Дудышкиным, несмотря на негативное отношение Добролюбова к этим «бездельникам»: дело - то оба критика понимали совершенно по-разному! В то время как критики «Современника» говорили о необходимости радикального изменения существующего строя, Дудышкин славословил «благодетельное царствование императора Александра II» и призывал к постепенности и умеренности.

Все большее усиление общественной борьбы в 1858 - 1859 годах и распространение идейной критики и литературы толкнуло Дудышкина, как и некоторых других «колеблющихся» журналистов (Ап. Григорьев, М. Л. Михайлов), к попыткам отыскать «третий путь», компромисс между «тенденциозным» и «чистым» искусством. Дудышкин начал теперь тревожиться, что «наплыв житейских интересов» занимает «место искусства», что «писатели, которые не могут устоять против интересов дня, переходят от служения искусству к служению обществу и из поэтов, художников делаются публицистами». Лишь писатель, сочетающий «общественное» и «поэтическое», является «истинным художником». К такому идеалу приближается теперь Тургенев.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru