Веяние бурного времени

Таким образом, Эдельсон отнюдь не идеализирует Калиновича, да и не идеализирует и художественные достоинства романа, он делает Писемскому несколько замечаний относительно сюжета и представления образа Белавина, и тем не менее статья сопровождалась редакционным примечанием, как бы отгораживающимся от суждений рецензента: редакция находила в сюжете романа «некоторую сухость и искусственность» и не могла признать в Калиновиче «героя нашего времени», иными словами, редакция, видимо, желала еще большей критики по адресу Писемского (скорее всего, это примечание написано Ап. Григорьевым, который только что вошел в редакцию нового журнала и которому была чужда «приземленная» манера Писемского). Но Эдельсон не смог критично отнестись к писателю, в свое время близкому к «молодой редакции» «Москвитянина», да и теперь, видимо, очень им ценимому (значительно более отрицательным станет отношение Эдельсона к Писемскому в 1863 году, после выхода пасквильного его романа «Взбаламученное море»). И интересно, что на материале творчества близкого мировоззренчески художника и под воздействием предреформенной ситуации Эдельсон создал самую общественную, самую «идеологическую» свою статью.

Еще одна акция, которую Эдельсон совершил, откликаясь на веяние бурного времени, - перевод «Лаокоона» Лессинга. Известно громадное, воистину революционизирующее значение этого эстетического трактата для второй половины XVIII века. Но и век спустя он включался в идеологическую, а не только эстетическую борьбу. Вскоре после прихода в «Современник» Чернышевский опубликовал в журнале обширную (семь номеров) серию статей «Лессинг, его время и деятельность», где сопрягал наследие великого немецкого просветителя с идеями своей диссертации (хотя цикл остался незаконченным и Чернышевский лишь подходил к анализу творчества писателя). Так что Эдельсон, задумав перевод, явно становился соратником демократических эстетиков. Книга вышла в Москве в 1859 году и имела большой успех.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru