Высокое достоинство статей

Замечательную характеристику молодому Каткову дал Белинский в письме к В. П. Боткину от 16 апреля 1840 года: «...этот малый еще долго не перебесится и не перекипит.  Я вижу в нем великую надежду науки и русской литературы.  Вообще преобладание мысли в определенном и ярком слове есть отличительный характер его статей и высокое их достоинство; а отсутствие сосредоточенной непосредственной теплоты сердечной - недостаток, но это недостаток не его натуры, а его лет» (XI, 509). Не перебесится Катков до самой смерти, хотя он почти всегда «кипел» с расчетом, с «мыслью»; что касается теплоты сердечной, то, увы, ее у Каткова никогда не прибудет, так что тут Белинский оказался неправым.

Пробуя себя в различных сферах гуманитарной деятельности, Катков остановился на философии и на преподавательской деятельности: отправился в 1840 году в Германию, где два семестра в Берлине слушал лекции Шеллинга, по возвращении работает над диссертацией («Об элементах и формах славяно - русского языка»), защищает ее в 1845 году и становится, при поддержке попечителя графа С. Г. Строганова, адъюнктом философии в Московском университете.

Катков полностью отошел от Белинского, вообще с этого времени он ни к каким кругам больше не примыкал: «генеральские» черты характера, повышенная амбиция совершенно лишали его возможности участвовать в кругу равных, он признавал лишь помощников, выполнявших волю хозяина. Преподавательская деятельность не принесла ему славы: он не пользовался успехом у студентов, да, видно, вскоре он начал думать о других путях карьеры (именно карьеры: тщеславный адъюнкт мечтал о значительно более широких сферах влияния, прежде всего о печати). К тому же после 1848 года философия оказалась в большом подозрении у начальства, Николай I приказал закрыть в университетах кафедры философии, а основы науки поручить преподавать священникам.


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru