Защитники чистого искусства

Но гораздо значительнее нападки Достоевского на «утилитаристов» «Современника» во главе с «г - ном  - бовым», который «не столько критик, сколько публицист». Их он считает кабинетными мечтателями, плохо знающими действительность, пренебрежительно относящимися к художественности, а главное - «требующими», «предписывающими» писать «об этом, а не об этом».

«Частный человек, - считает Достоевский, - не может угадать вполне вечного, всеобщего идеала, будь он сам Шекспир, а следовательно, не может предписывать ни путей, ни целей искусству. Гадайте, желайте, доказывайте, подзывайте за собой - все это позволительно; но предписывать непозволительно; быть деспотом непозволительно».

Обе стороны, отмечает Достоевский, и защитники «чистого искусства», и «утилитаристы», действуют против своих же интересов. Так, первые ограничивают возможности искусства, нападая на сатиру или на обличительную литературу. Тем самым они «уничтожают свободу в выборе вдохновения». «С другой стороны, - продолжает он, - утилитаристы, не посягая явно на художественность, в то же время совершенно не признают ее необходимости». Между тем «художественность в писателе есть способность писать хорошо», поэтому художественный рассказ «был бы в тысячу раз полезнее» плохого. «Следовательно, художественность в высочайшей степени полезна именно с вашей точки зрения», - обращается Достоевский к « - бову». И завершает полемику следующими формулами: «Искусство всегда современно и действительно, никогда не существовало иначе и, главное, не может иначе существовать»; «Красота есть нормальность, здоровье. Красота полезна, потому что она красота, потому что в человечестве - всегдашняя потребность красоты и высшего идеала ее. Если в народе сохраняется идеал красоты и потребность ее, значит, есть и потребность здоровья, нормы, а следственно, тем самым гарантировано и высшее развитие этого народа».


© 2008 Все права защищеныreferatnew.ru